Об А. Р. Довженко — авторе метода лечения алкоголизма

Табак

Довженко Александр Романович

  • Годы жизни: март 1918 — февраль 1995.
  • Автор уникального метода стрессо-психотерапии, метода лечения алкоголизма и курения путем кодирования.
    На сегодняшний день это один из наиболее проверенных и результативных методов лечения алкогольной и табачной
    зависимости в России и странах Содружества Независимых Государств (по мнению ведущих специалистов здравоохранения).
  • За свою жизнь создал научную школу стрессо-психотерапии
    по Довженко, которая сегодня насчитывает более 150 учеников. Среди них: Заслуженные врачи Российской Федерации, Украины,
    Татарстана. Доктора и кандидаты медицинских наук, практикующие врачи, включая психотерапевтов и психиатров-наркологов.
    Более 80 из них А.Р. Довженко подготовил лично.
  • Заслуженный врач Украины.
  • Народный врач СССР (г. Москва. Кремль. 1989 год). Единственный врач-нарколог, удостоенный этого звания в
    области наркологии за большие заслуги в развитии народного здравоохранения.
  • Награжден орденом ДРУЖБЫ НАРОДОВ.

(Информация взята на сайте информационной службы доктора Довженко)

Метод ДАР

Впервые об этом методе заговорили в 1980 году, а уже в 1984 году кодирование стало официально признанным и одобренным методом лечения от алкоголизма, табакокурения, лишнего веса. Несмотря на то что наука и медицина получает постоянное развитие, и апробировано немало различных психотерапевтических практик, воздействующих на алкогольную зависимость, метод кодирования по методу А. Р. Довженко до сих пор продолжает сохранять свою популярность.

Принцип этого метода заключается в формировании твёрдой психологической установки на длительный отказ от приёма напитков, содержащих этанол. Кодирование по методу Довженко — это не шоковая терапия, он состоит в использовании:

  • нейролингвистического программирования;
  • психоанализа;
  • терапевтической практики;
  • гипноза.

Благодаря тому, что Александр Романович был врачом-универсалом и владел многими специальностями медицины, он смог создать метод, который воздействует не только на тонкую материю человеческого подсознания, но и вовлекает в процесс самосознание человека. Поэтому в отличие от прочих способов лечения алкоголизма, кодирование по его системе не ломает пациента, а помогает справиться с заболеванием, даёт возможность вернуть человеку личность и раскрыть свои потенциальные возможности.

После лечения человек, которому, казалось бы, никто уже не в силах помочь, возвращается к своей полноценной жизни. Существует и побочный эффект этого метода: неоднократно замечалось, что пациент, сбросив тяжкое бремя алкогольной зависимости, освобождался и от прочих хронических заболеваний своего организма.

На основании экспертного заключения, среди методов лечения зависимостей — кодирование, разработанное А. Р. Довженко , не имеет себе равных.

К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ НАРОДНОГО ВРАЧА СССР А. Р. ДОВЖЕНКО

29 марта 2018 года исполняется столетие со дня рождения Народного врача СССР, заслуженного врача Украины, почетного гражданина города Феодосия Александра Романовича Довженко. Феодосия готовится к юбилею своего знаменитого земляка, где его имя стало частью истории города. По сложившейся многолетней традиции в эти дни запланированы общегородские памятные мероприятия, а также международная научно-практическая конференция, в которой примут участие:

Ученики доктора Довженко

Представитель оргкомитета — Андреев Владимир Александрович.

Телефон: 7-978-843-74-69,

Процедура кодирования

Перед процедурой кодирования доктор Довженко проводил терапевтический осмотр пациента, анализировал его психологическое состояние, проводил разъяснительные беседы, устанавливал сроки воздержания от алкоголя, которые определял для себя сам пациент. Затем, наряду с примерами о полном выздоровлении, доктор приводил и примеры о случаях летального исхода, если пациент продолжал употреблять алкоголь.

В момент, когда доктор произносил ключевую фразу, больному для раздражения психики забрызгивался в рот хлорэпил, для закрепления её на подсознательном уровне. Учениками Довженко успешно используются громкий звук, ток, свет, вибрация, то есть все, что может служить раздражителем для психики пациента, поэтому хлорэпил в этом случае не играет ключевой роли.

Во время беседы с пациентом создавались такие условия, чтобы он находился в состоянии лёгкого гипнотического состояния, но в то же время бодрствовал и все осознавал. В беседе доктор использовал мотивирующие внушения о свойствах и возможностях человеческого организма, о потенциалах тела, которые сам человек блокирует своим сознанием.

Довженко утверждал, что кодирование — это своеобразный барьер, который будет стоять на пути источника влечения к алкоголю. В результате этого у пациента появится возможность самоконтроля своего поведения.

Списки учеников А. Р. Довженко

Данные актуальны и были подготовлены накануне написания статьи.

  1. Применение метода ДовженкоАндреев В. В. Феодосия, улица Чкалова, дом 113-б, тел. 7 (978)743−74−69.
  2. Арзыбов А. А., Нижний Новгород, проспект Гагарина, дом 101, кв. 17.
  3. Артемчук А. Ф., Харьков, улица Державинская, дом 38, тел.(057) 7507600.
  4. Богоносова А. А., Красноярск.
  5. Бридко В. В., Кемерово, Кузнецкий проспект, дом 83а, тел. 7 (3842) 28-87-83 .
  6. Борисовский П. В., Москва, тел. 7 (499) 458-15-44 .
  7. Гонтовой А. А. Москва , улица Мясницкая, дом 32.
  8. Гончаренко О. Г., Воскресенск.
  9. Довженко А. В., Москва, Подъёмная улица, дом 12.
  10. Довженко В. Р., Москва.
  11. Додух В. Н., Новороссийск, тел. 7 861 776-49-22 .
  12. Донская С. Л., Минск, тел. 375 17 2375443.
  13. Донская И. Д., Минск, тел. 375 29 1 401 501.
  14. Зубко М. Н., Ростов-на-Дону, тел. (8−863−2) 45−36−26.
  15. Ищук А. И., Киев, улица Иорданская, дом 6, тел. (099) 436−20−36.
  16. Комлев Н. Е., Челябинск улица Свободы, дом 155, тел. (351) 730−37−35.
  17. Коваленко Т. А., Новосибирск, проспект Димитрова, дом 17.
  18. Кизимов С. В., Тамбов.
  19. Лазарева Л. А., Калининград, улица Дзержинского, дом 153, тел. (4012) 693030.
  20. Лукьяненко Ю. В., Тараз.
  21. Ляшенко А. Г., Ухта, тел. (391) 228−70−32.
  22. Менякина Н. В., Нижний Новгород, тел.8−4922−36−17−10.
  23. Морозов А. А., Москва, тел. 8−916−696−12−59.
  24. Назаров Н. Н., Геокчай, тел. 36−80−71 34−62−89.
  25. Новиков О. В., Москва, тел. 7 (495) 212-18-08 .
  26. Палиенко Г. И., Великий Новгород, тел. 8−916−077−87−31.
  27. Притчин П. К., Москва.
  28. Рожкова Р. Ф., Ташкент.
  29. Кодирование по методу ДовженкоРоманенко Н. А., Волгоград.
  30. Савчикова Л. В., Норильск, тел. 7 910 649-90-92 .
  31. Сапожникова Е. В., Алматы, проспект Гагарина, дом 31-А, тел. 7 (701)347−57−97.
  32. Суворов В. Б., Кострома, улица Ткачей, дом 4а, тел. 8 (4942) 318152.
  33. Сидорчук А. А., Петрозаводск, тел. 7 (8142) 51-45-15 .
  34. Собетов Б. Г., Львов, тел. ( 38) 067 160 3215, ( 38) 050 589 2300.
  35. Сокуренко В. С., Ростов-на-Дону.
  36. Токарева Т. В., Ростов- на Дону.
  37. Трусов Б. М., Астрахань, улица С. Перовской, дом 107, кв. 8.
  38. Хисамиев И. И., Набережные Челны, Московский проспект, дом 155.
  39. Хлыновский В. М., Алматы, проспект Гагарина, дом 31а, тел. 7 (701)347−57−97.
  40. Шакирзянов Г. З., Казань, улица Сеченова, дом 6.
  41. Шашков Г. Н., Киев.
  42. Шуб В. В., Лос-Анджелес, Калифорния.
  43. Шпак А. Н., Москва, улица 9-я Парковая, дом 6, корпус 1, тел. 8 (499) 461-22-34 .
  44. Эпштейн И. Ц., Нижневартовск, улица Чапаева, дом 83, тел. 8 (3466) 46-83-57 .
  45. Эпштейн О. И., Москва, улица Трифоновская, дом 47.

Ключ доктора Довженко

В 1995 году Довженко Александра Романовича не стало, но его дело нашло продолжения в его учениках. В годы врачебной деятельности Довженко многие пытались перенять его методику, он был великой души человек и никому не отказывал в обучении, но удавалось стать его последователем не всем.

Скорее всего дело в определённом даре, хорошо развитой интуиции, способности прорваться сквозь толчею человеческого подсознания и внушить нужную информацию.

Врач должен был обладать стойкой психикой, потому как в момент проведения сеанса требовались максимальные волевые и психологические ресурсы организма.

Увы, популярность принесла кодированию по методу Довженко свои негативные последствия.

Известно немало случаев, когда имя и методику используют лица, которые не прошли обучения и не имеют специальных навыков кодирования. Прикрываясь именем заслуженного врача и не обеспечивая должного эффекта от лечения, они в первую очередь подрывают доверие к уникальному методу и отворачивают людей, итак уже потерявших всяческую надежду на исцеление.

Официально практикуют по методу Довженко только его ученики, это своеобразная каста посвящённых в тайны его уникального метода, это те люди, которым сам автор методики передал её из своих рук, научил всем тонкостям и нюансам. Учёба у Александра Романовича базировалась на подражании. Ученики в процессе обучения перенимали у него движения, мимику, тембр голоса.

Сейчас ученики Довженко находят новые возможности применения уникального лечебного метода, используют несколько модификаций. Методика Довженко считается базовой, и, соответственно, она претерпевает определённые изменения. Все последователи, кто овладел ею, усиливают эффект, сохраняя при этом первозданную авторскую методику.

Учеников, перенявших методику у самого великого доктора, осталось немного, но уже и их последователи, их ученики, успешно избавляют от влечения к алкоголю и возвращают к полноценной жизни тысячи людей.

В журнале «Трезвость и Культура» за 2009 год был опубликован список последователей Довженко, который состоял из 133-х человек, позднее, в 2010 году в этом же журнале была новая публикация с изменившимся списком, содержащим 47 человек.

Александр Романович Довженко был по-настоящему незаурядной личностью. С одной стороны, это был талантливый врач-универсал, в совершенстве владевший многими специальностями. Он был блестящим терапевтом, кожно-венерологом, гинекологом, отлично знал фитотерапию. Не говоря уж о психотерапии, разделе медицины, где у Довженко не так уж много достойных соперников.

Несмотря на насыщенную встречами и до предела заполненную лечебной и научной деятельностью жизнь, Александр Романович написал 12 книг по психиатрии, гипнозу и фармакологии. Но главная заслуга А. Р. Довженко состоит в разработке уникального метода «Кодирования алкоголизма и табакокурения», метода, который, несмотря на все наскоки со стороны неучей и шарлатанов от медицины, был и остается самым современным словом в эмоционально-стрессовой психиатрии.

В то же время Довженко был начитанным, разносторонне образованным и удивительно простым и добрым человеком. Он прекрасно играл на пианино, хорошо пел, был изумительным рассказчиком и даже «моржом». Он лечил всех — портовых рабочих и спившихся бомжей, министров и знаменитых актеров, послов и космонавтов, членов Политбюро ЦК КПСС… Оставаясь при этом всегда бескорыстным.

Да, о его бескорыстии ходили легенды, хотя в это мало кто верил. Слышали, что живет Александр Романович очень скромно. Но испытывали настоящее потрясение, когда оказались в квартире великого врача: бедная двухкомнатная каморка с выцветшими обоями, старой мебелью и затертым линолеумом. Человек, полвека бескорыстно пролечивший и спасший от страшной болезни тысячи людей, не заработал даже хорошей квартиры.

Биография Довженко — это биография труженика, работавшего с первых и до последних лет своей жизни. Родился Саша Довженко 29 марта 1918 года в Севастополе, в семье моряка. Отец был машинистом теплохода «Армения». Неделями, а то и месяцами пропадал в море, так что все заботы по семье и воспитанию детей лежали на маме, работнице столовой. Она-то и приобщила Сашу к каждодневному труду.

Доктор Довженко и его методы

Но Александр любил море. Его влекла романтика морских путешествий. Однако в охраняемый порт мальчишек-сорванцов и близко не допускали! И тогда, глядя в глаза охраннику, Саша просил: «Пропустите, дяденька!» И их пропускали. Тогда он и не подозревал, что его взгляд гипнотизирует. Довженко вспоминал: «Однажды, когда мне было 13, я, играя с ребятами, сказал одному из них: «Спи!» И он уснул.

Так я впервые ощутил в себе гипнотические способности». Этот данный Богом дар позднее Довженко использовал при разработке своего уникального метода. А пока он лечил своих друзей — снимая головную боль и зубную, стрессовое напряжение. И довольно успешно. Закончив школу и ФЗО, Александр три года ходил вместе с отцом в море. Именно в эти годы, после многочисленных сеансов гипноза, которые он проводил с членами экипажа, в нем созрело твердое решение стать врачом.

Крымский медицинский институт он поступил в 1936 году. Став медиком, Довженко, не отрицая старых, медикаментозных методов, смело начал внедрять и самые современные психотерапевтические приемы и методики.

Как-то к нему обратился начальник порта (Довженко был главным врачом портовой поликлиники) с просьбой вылечить вконец спившегося, очень ценного специалиста. «Не могу, не умею», — отговаривался Довженко. Но в конце концов сдался и провел с этим специалистом несколько гипнотических сеансов. И произошло чудо. Безнадежный пьяница перестал выпивать.

Вскоре разговоры о чудесном исцелении вышли за пределы порта. К Довженко потянулись люди: «Романыч, помоги!» Романыч, которому не было еще и сорока, как правило, уступая просьбам, лечил, все больше убеждаясь, что желание пить можно надежно подавлять не только традиционными медикаментозными методами, но и обычным психотерапевтическим внушением.

Последователи метода доктора Довженко

Чуть позже Довженко разработал и формулу кодирования, закрепляющую сформированную во время сеанса «доминанту-код». Так появилась научно обоснованная система кодирования «по Довженко».

Невероятно, но по мере того, как росло число вылечившихся пациентов, все плотнее смыкали свои ряды враги нового метода. По существу, вся традиционная медицина восстала против него. Отчасти это объяснимо, ведь новый метод эмоционально-стрессовой психотерапии начисто отвергал старые взгляды на проблемы алкоголизма.

Довженко, к примеру, первым из многочисленных «теоретиков» стал считать алкоголизм тяжелейшим заболеванием. Причем заболеванием, отягощенным психическими расстройствами. «А коли алкоголизм — это тяжелая болезнь, то, как и всякую болезнь, ее нужно лечить и не загонять вовнутрь с помощью скандалов и разводов.

Мы ведь не лечим воспаление легких с помощью угроз типа «Уйду! Разведусь!»» Свои знаменитые сеансы он, как известно, начинал словами: «Дорогие друзья»… И это было правдой — к пациентам, кто бы они ни были, он относился одинаково дружески и с такой простотой и искренностью, с какой эти прошедшие огонь и воду люди еще не сталкивались.

Неожиданный и болезненный удар по методу нанесла церковь. Священнослужители нашли в приемах кодирования нечто сатанинское, подавляющее человеческий разум. Договорились до того, что простое слово «кодирование» в их среде по значению приравнивалось к страшному слову «зомбирование». Но жизнь, как водится, все расставила на свои места. Пришло время, и святые отцы приехали в Феодосию: «Лечи, Александр Романович! Спасай, дорогой!»

Шло время, и о феодосьевском кудеснике Довженко узнали в высочайших партийных кабинетах. И вскоре на одной из цековских подмосковных дач ночью был закодирован один из членов Политбюро ЦК КПСС. Перестав «принимать на грудь», партийный чин настоял на объективной оценке того, что делает Довженко. Выехавшая в Феодосию компетентная комиссия Министерства здравоохранения СССР констатировала: тысячи пролечившихся у врача людей не пьют. Подтвердила свое заключение комиссия выводами высоких медицинских экспертов и специалистов.

Это было в начале 80-х годов. Но потребовалось еще 5 лет, чтобы метод получил наконец официальное признание, а его автор — авторское свидетельство об изобретении, лицензию и положенные в таких случаях звания и почести. Так незадолго до кончины Александр Романович стал народным врачом СССР и заслуженным врачом Украины, кавалером Золотых медалей Циолковского, Королева, Гагарина. На звание Героя Социалистического Труда или лауреата Государственной премии Довженко не потянул — «не хватило» партийности.

Александр Романович Довженко похоронен в одном из самых красивых уголков феодосьевского кладбища. На его могиле установлен мраморный бюст. В центре Феодосии высится памятник, сооруженный в его честь. Его имя присвоено одной из улиц города, почетным гражданином которого он избран. Создан и активно работает в Москве Благотворительный фонд школы им. Довженко.

Статья взята на сайте Тамбовского центра ДАР. Публикуется с сокращениями.

Статья из газеты Московский комсомолец

Свои сеансы Довженко обставлял как театральные действия. Его считали кудесником, на него молились, как на икону. В портовую поликлинику, где он работал, народ валил, как на демонстрацию. Портовики считали Довженко капитаном. От алкоголизма, наркомании и табакокурения он лечил портовых рабочих и спившихся бомжей, министров и знаменитых актеров, послов и космонавтов…

Коллеги называли его шаманом, шарлатаном и проходимцем. Церковь объявила доктора сатанистом. Нападки прекратились после того, как на одной из подмосковных дач ночью он закодировал члена Политбюро ЦК КПСС. Выехавшая в Феодосию компетентная комиссия Минздрава СССР констатировала: тысячи пролечившихся у Довженко людей не пьют. Единственный из наркологов, он был удостоен звания народного врача СССР.

О необычной судьбе Александра Романовича Довженко и его высокопоставленных пациентах на родине врача в Феодосии рассказали репортеру «МК» его родственники, помощники и друзья.

«Ступеньки поликлиники морского торгового порта спускаются на набережную. Из кабинета Довженко хорошо виден пирс. Александр Романович без моря жить не мог, — рассказывает близкий друг доктора, писатель и поэт Эдуард Абрамов. — Нередко зимой, сняв туфли и закатав до колен брюки, он с удовольствием бродил у кромки прибоя.

А когда к нам на зимовку стали прилетать лебеди, брал булку белого хлеба и шел к морю кормить птиц. В один из таких вечеров доктор рассказал мне, как с пацанами они в охраняемый порт пробирались. Глядя в глаза охраннику, Романыч просил: «Пропустите, дяденька!» И, ко всеобщему удивлению, их пропускали.

Уже тогда он начал догадываться о своих необычных способностях. Как-то, играя, он сказал другу: «Спи!», и тот уснул. Так Довженко окончательно убедился, что его взгляд гипнотизирует. После школы он три года с отцом в море на теплоходе ходил, всему экипажу гипнозом снимал головную и зубную боль, стрессовое напряжение. В те предвоенные годы Романыч и решил стать врачом».

Петляя по узкому коридору поликлиники, выходим к рентгеновскому кабинету. «Здесь, в предбаннике, по субботам на общественных началах доктор начал проводить сеансы лечебного гипноза, — рассказывают сотрудники поликлиники. — В закутке размещалось 25—30 человек. Начальник порта Павел Винник попросил Довженко вылечить вконец спившегося очень ценного специалиста. Доктор провел с ним несколько гипнотических сеансов. И безнадежный пьяница стал трезвенником». К Довженко потянулись люди: «Романыч, помоги!».

Официальная медицина предлагала алкоголикам полтора месяца есть пачками тетурам в больнице, потом нужно было пройти 20 сеансов условно-рефлекторной терапии, которую метко окрестили «рыгаловкой», или того хуже — пару лет провести за колючей проволокой в ЛТП. Довженко же методом эмоционально-стрессовой терапии избавлял от пристрастия к спиртному за один сеанс. Бывшие алкоголики смотрели на «беленькую», как на прокисший суп!

Вся традиционная медицина восстала против Довженко. «Вы тянете нас назад, к шаманству!» — выговаривали коллеги. Священнослужители нашли в приемах кодирования нечто сатанинское, подавляющее человеческий разум.

«Александру Романовичу не давали нормально работать, замучив комиссиями, — говорил Эдуард Абрамов. — А все зависть! Хотя к Довженко народ шел, как на демонстрацию. Каждое утро около поликлиники собиралась толпа».

На железнодорожном вокзале то и дело спрашивали: «Как найти Довженко?». В 5 утра к нему домой уже стучали: «Доктор, помогите!». Официальные власти хватались за голову: в Феодосию со всей страны ехали алкоголики.

Театр одного актера

Свои сеансы Довженко превращал в театр.

«Театр Довженко начинался с огромного щита, на котором были написаны правила для желающих вылечиться», — вспоминает доктор медицинских наук Ирина Шадрина, более десяти лет проработавшая с Довженко. — Это был один из психотерапевтических приемов, которых в арсенале этого удивительного доктора было огромное множество. Перед сеансом необходимо было выдержать двухнедельный срок трезвости.

Долгое время, вплоть до официального признания, Довженко не допускал на свои сеансы врачей, опасаясь, что методика перейдет в чужие руки. Ставить уникальные спектакли Довженко помогали преданные помощники, среди них особо выделялся фронтовик Петр Архипович Бондаренко. Тон всему действию задавала старшая медсестра Вера Ивановна Осипова — красавица блондинка, которая была прирожденной актрисой.

В день сеанса голосом королевы она объявляла страждущим: «Сеанс состоится!» Затем выходил сам доктор. Крупный, высокого роста, статный, он держался прямо, двигался легко и выглядел очень внушительно. На кармашке его белоснежного, словно царская мантия, халата были вышиты всего три буквы: ДАР — Довженко Александр Романович.

Дав себя лицезреть, Довженко удалялся, и действие продолжала старшая медсестра. Она проникновенно зачитывала письма от благодарных пациентов. Затем в ее голосе все больше и больше проявлялись грустные нотки: она читала письма от родственников тех, кто нарушил «законы кодирования», кого разбили параличи и инсульты.

После группового внушения проводилась «стрессотерапия», или индивидуальное «кодирование». Длилось оно не более 20 секунд. Каждый сам решал, на какой срок ему кодироваться, большинство говорили: «До конца жизни»».

«Сеанс гипноза отнимал у брата массу нервной энергии», — рассказывает Владимир Романович Довженко. — С ним случались обмороки, по три ночи он не мог уснуть. Поэтому сеансы проходили обычно в пятницу, перед выходными. Брат нередко выезжал кодировать на заводы и даже в лечебно-трудовые профилактории. В ЛТП кидали клич: «Кто пожелает вылечиться — после сеанса отпустим домой». В залах набивалось по 60—100 человек».

Слух о крымском кудеснике Довженко дошел до Кремля.

«Как-то в мае к доктору приехала пожилая, представительная и модно одетая дама, — вспоминает Эдуард Абрамов. — За руку она держала мальчика лет двенадцати. Оказалось, что это была жена Егора Кузьмича Лигачева, секретаря ЦК КПСС, в то время второго человека во властных структурах. К доктору она привезла единственного внука, который страдал тяжелой формой аллергии.

«С этой минуты ты совершенно здоровый человек!». Когда мальчик очнулся от гипнотического состояния, Романыч сказал ему: «У меня для тебя подарок» — и вытащил из ящика стола три ярких мандарина: «Ешь!». Бабушка не выдержала: «Он же их ни разу в жизни не пробовал!». Мальчуган смело снял с фруктов кожуру и с видимым наслаждением начал глотать одну дольку за другой. А когда они вышли из корпуса, пацан — впервые в жизни — стал нюхать траву и собирать цветы!»

Из высочайших партийных кабинетов в Феодосию был послан гонец. И вскоре на подмосковной даче ночью тайно был закодирован один из членов Политбюро. Методом Довженко заинтересовался председатель Госплана СССР Николай Константинович Байбаков, который в то время еще и возглавлял комиссию Политбюро ЦК КПСС по борьбе с алкоголизмом.

«У могущественного Байбакова был преданный советник — генерал, у которого тяжело заболела жена, — вспоминает Абрамов. — Александр Романович снял у нее соматические расстройства. В Феодосию выехала компетентная комиссия Министерства здравоохранения СССР, которая констатировала: тысячи пролечившихся у Довженко людей не пьют.

15 декабря 1984 года Довженко вызвали в Москву. Через несколько дней Александр Романович позвонил мне из столицы: «Эдик! Нам отдают дачу Стамболи!», — вспоминает Абрамов. — Это здание в восточном стиле было «визитной карточкой» города. Во дворец вскоре и переехал Республиканский наркологический психотерапевтический центр.

В новую клинику Довженко хлынул еще больший поток больных, среди которых было немало знаменитостей.

«Довженко лечил правнучку Тараса Шевченко — Прасковью Ивановну, первую жену артиста Евгения Евстигнеева — Лилию, Юрия Яковлева, Ролана Быкова. Неоднократно он оказывал помощь брату первого секретаря ЦК Компартии Украины Щербицкого, — вспоминает Эдуард Абрамов. — В октябре 84-го к доктору в сопровождении администратора Крымской филармонии приехала София Ротару.

Мы ее едва узнали: была она одета очень просто и без макияжа. Оказалось, что не так давно то ли от простуды, то ли от перегрузок у певицы во время одного из выступлений пропал голос. Она прошла курс лечения, и голос восстановился. Но остался синдром страха, что подобное может повториться. Помню, Александр Романович улыбнулся и сказал ей: «Не беспокойтесь, Ротарочка, я вам помогу!»»

«Прямо у стойки нашей регистратуры познакомились актриса Ирина Печерникова, сыгравшая главную роль в фильме «Доживем до понедельника», и Александр Соловьев — Красавчик из «Зеленого фургона», — рассказывает сотрудница центра Антонина Петрова. — Они втайне ото всех приехали к нам в Феодосию кодироваться.

Саша подошел к Ире, поздоровался и спросил: «Вы любите Грина?». Она удивилась: «Это мой любимый писатель. Сейчас я вас поведу по его местам». Дни напролет артисты бродили по набережной. Ирина признавалась нам: «Я боялась ехать к Александру Романовичу, волновалась так, что язык отнимался. А он подошел ко мне, положил руку на плечо: «Я тебя где-то уже видел! Скажи, где?»»»

Уже после кодирования Довженко все спрашивал Печерникову: «Почему артисты так много пьют и так часто спиваются?» Она ответила: «Мешает популярность, любовь зрителей, которые балуют актеров и все им прощают». А когда она уезжала от нас, в сердцах бросила: «Ну почему меня не прогнали в Феодосию еще тогда, когда я только начинала пить? Довженко, оказывается, уже тогда лечил! Ведь я потеряла все!»

Оцените статью
Vip-Smoke.ru